На нефтяном рынке — новый фактор давления. Сланцы, двигайтесь!

На нефтяном рынке — новый фактор давления. Сланцы, двигайтесь!

29 ноября 2015, 16:00
Booka85
0
1 071

Изменение климата заменит американскую нефтяную революцию на месте главного фактора изменения энергетической индустрии в 2016 году. На саммите по изменению глобального климата в Париже политики, судя по всему, собираются договориться о глобальном сокращении выбросов парниковых газов. Последствия для отрасли будут гораздо серьезнее, чем даже недавний технологический прорыв в добыче нефти.

Последние несколько лет встряхнули энергетический сектор, во многом благодаря разработке технологии гидроразрыва пластов. Это позволило США начать движение к энергетическому самообеспечению и уменьшить политическое влияние ОПЕК на нефтяном рынке. Снижению цен изрядно помогло и замедление экономического роста Китая: здесь снизилась потребность в нефти.

Вслед за этим снизились не только котировки нефтяных фьючерсов. На фондовом рынке тоже всё, как говорится, не слава Богу. Индекс S&P Global Oil, который отслеживает цены на акции 120 крупнейших мировых производителей нефти, упал в период с середины 2014 года по сентябрь 2015 на 30%. С тех пор, правда, он прибавил почти 12% из-за того, что инвесторы надеются на стабилизацию цен на нефть и на то, что производители внутри ОПЕК и на американских сланцах наладят свое производство так, чтобы сгладить недавние потрясения.

Переговоры в Париже могут перечеркнуть всю ситуацию и поставить рынок нефти в буквальном смысле на уши. Скептики могут легко найти и возражения. Мало что было достигнуто в прошлом на подобных саммитах. Впрочем, нынешняя, 21-я сессия, уже имеет хороший импульс к достижению консенсуса. Идея — в том, чтобы достичь соглашения, которое позволит сократить выбросы в достаточной мере, чтобы температура атмосферы Земли к 2100 году была выше, чем до промышленной революции, не более чем на 2 градуса по Цельсию.

США и Китай, которые вместе обеспечивают около 2/5 всех мировых выбросов СО2, в сентябре детализировали ряд соглашений, чтобы начать совместную работу по ограничению этой эмиссии в течение ближайших 10 — 15 лет. Почти 180 стран, ответственных за 90% глобальных выбросов парниковых газов, объявили в преддверии саммита о сокращении целевых показателей по эмиссии углекислого газа в атмосферу.

Присутствовать на встрече будут почти 140 глав государств, в том числе Барак Обама (США), Си Цзиньпин (Китай), Нарендра Моди (Индия), Владимир Путин (Россия).

Если все их предложения будут приняты в полном объеме, этого все еще может быть недостаточно, чтобы удовлетворить показатель по целевому превышению не более, чем на 2 градуса. Почему именно 2? Это порог повышения, который многие ученые считают отправной точкой для опасного изменения глобального климата. Однако растет число тех, кто считает переломным моментом превышение на 1,5 градуса.

Критическим моментом считается повышение температуры, при котором урожайность сельхозкультур упадет на 15%, расход воды в бассейнах некоторых великих рек может упасть на 10%, а в других местах на то же количество подпрыгнет количество осадков, вызывая губительные наводнения.

В любом случае, чем бы ни закончились переговоры, они увеличат акцент на том, как энергетика реагирует на изменение экологической политики в глобальном масштабе. Основная проблема инвесторов — это то, какая доля их активов сядет на мель. Иными словами, сколько собственной нефти, газа и других энергетических активов больше не будут жизнеспособными.

В 2011 году исследователи компании Carbon Tracker подсчитали, что компании и правительства по всему миру имеют впятеро больше угля, нефти и газа, чем может быть безопасно сожжено без риска превышения пресловутого лимита в 2 градуса.

В докладе, опубликованном на этой неделе, группа рассчитывает, что топливные компании рискуют в течение следующего десятилетия рискуют зря потратить 2 триллиона долларов на капитальные расходы. Это около четверти потенциальных инвестиций нефтяных компаний. Причина таких чудовищных потерь — в ставке на проекты, которые в конечном итоге окажутся нерентабельными из-за ужесточения углеводородной политики и прогресса технологии использования возобновляемых источников. Не зря Саудовская Аравия, при том, что буквально сидит на огромных залежах нефти, в последние годы инвестирует гигантские средства в солнечную энергетику: саудиты смотрят далеко, гораздо дальше, чем большинство их коллег по нефтяному рынку.

Наиболее подвержены риску потерь Exxon Mobil и Royal Dutch Shell. Обе компании значительной степени игнорируют разговоры об «углеводородном пузыре». Они утверждают, что ископаемые виды топлива, особенно нефть и газ, по-прежнему будут необходимы, если политики хотят обеспечить растущее и богатое мировое население с надежным энергетическим обеспечением. Правда, последние тенденции отрасли говорят о том, что перспективы глобального изменения климата заставят рынки пересмотреть энергетические аспекты. В этом случае лучшее, что можно сделать для сохранения темпов добычи, - это инвестировать в технологии очистки сырья, чтобы оно горело, что называется, «чище», и в компенсацию наиболее тяжелых последствий изменений климата.

Однако отрасль впервые за свою историю сталкивается одновременно и с политическим, и с финансовым давлением. В процессе участвуют даже самые, казалось бы, неожиданные персоны. К примеру, глава Банка Англии, Марк Карни, в последнее время очень много говорит о глобальном изменении климата. В сентябре, в качестве председателя Совета по финансовой стабильности, он рассматривал вопрос о том, чтобы рекомендовать G20 “делать больше для развития последовательной, сопоставимой, достоверной и открытой системы информации о выбросах углеродных соединений во всех отраслях». Такая информация может сделать «политику в области климата даже более важной, нежели монетарная политика».

Международное энергетическое агентство и несколько фирм на Уолл-стрит опубликовали исследования, подтверждающие логику теории об углеводородном пузыре. Ранее в этом месяце генеральный прокурор Нью-Йорка, Эрик Шнейдерман, направил в Exxon Mobile повестку с требованием документов в связи с климатическими рисками.

Акционеры тоже усиливают свое активное участие в борьбе за климат. Порой это банальная публичная продажа своих активов, связанных с ископаемым топливом. Другие же используют ежегодный процесс голосования, чтобы настоять на полном раскрытии информации о климатических рисках — в частности, в Exxon и Shell. Научные институты и лоббистские группы тоже заставляют инвесторов принимать меры.

Всё это ставит энергетические компании в безвыходное положение. Те, кто игнорируют климатические риски — рискуют готовностью политиков и финансовых рынков иметь с ними дело. В конечном итоге они могут увидеть, как рассеиваются по ветру миллиарды долларов их инвестиций.

Те же, кто хотят полностью отказаться от инвестирования в ископаемое топливо, сталкиваются с тем, что в настоящее время обеспечить всеобщее процветание и обеспечение должного энергетического уровня можно только используя традиционные методы. Возобновимые источники энергии пока разработаны не в должной степени и могут использоваться далеко не везде (просто представьте себе солнечные батареи за Полярным кругом или использование энергии гейзеров в Сахаре).

Словом, что бы ни случилось на саммите в Париже, климат в 2016 году сильнее повлияет на нефтяной рынок, чем сланцы в 2014.


Поделитесь с друзьями: