Мэттью Линн: почему Европа должна удержать Грецию в семье

Мэттью Линн: почему Европа должна удержать Грецию в семье

10 июня 2015, 15:52
MilkySun
0
686

Мэттью Линн, постоянный эксперт-колумнист MarketWatch, рассказывает, почему, по его мнению, Европа и Греция должны сохранить свой «плохой брак» и во что бы то ни стало удержаться в рамках единого валютного союза.

«Откровенная игра на публику. Обвинения в недобросовестности и непорядочности. Пропущенные платежи и нескончаемый процесс переговоров. Стремительное обнищание и обмен колкостями по поводу старых долгов.

Если бы Греция и ее партнеры по еврозоне были семьей людей, а не наций, даже самый снисходительный психотерапевт давным-давно посоветовал им даже не пытаться делать вид, что они могут сосуществовать под одной крышей.

И все же, несмотря на это, греков, кажется, не торопятся выгонять из клуба. Сроки срываются и назначаются заново, но процесс не останавливается. Инвесторы должны осознать одну простую вещь: еврозона не собирается допустить ухода Греции. Почему? Потому что это навсегда изменит соотношение EURUSD, причем далеко не в лучшую сторону. Независимо от того, насколько плохими будут взаимоотношения между Грецией и остальной еврозоной, каждый раз будет находиться новый компромисс.

В последние несколько дней греческая драма достигла новых высот пафоса и накала, хотя, казалось бы, дальше некуда. В выходные президент Еврокомиссии, Жан-Клод Юнкер, который пытается договориться с Грецией, не выдержал и обвинил греческого премьера, Алексиса Ципраса, в том, что он не держит слово.

«Я не имею никаких личных претензий к Алексису Ципрасу», — говорил Юнкер. — «Но, честно говоря, чтобы поддерживать добрые отношения, он должен соблюдать хотя бы минимум правил». Ответным ударом Ципраса стало предупреждение о том, что если сделка провалится, то рухнет всё здание. «Это станет началом конца еврозоны», — сказал он в интервью итальянской газете Corriere della Sera. — «Если Греции это не удастся, рынки немедленно пойдут искать следующую жертву. Неудача переговоров обойдется слишком дорого европейским налогоплательщикам».

Суть конфликта не меняется. Греция не в состоянии адаптироваться к валютным требованиям со стороны Германии и Франции, а остальная часть континента не смогла в достаточной степени вывернуть свои карманы, чтобы удержать на плаву своего южного соседа. Результат — экономическая депрессия такого масштаба, которого развитый мир не видел с 1930-х годов, и долговое бремя, которое вышло из-под контроля и достигло 180% от ВВП страны.

Греция уже пропустила один платеж в МВФ, а в течение лета должна заплатить миллиарды евро, чтобы избежать официального дефолта. Однако остальная часть еврозоны не желает вливать новые деньги в Грецию до тех пор, пока страна не согласится урезать бюджетные расходы и провести непопулярные реформы в трудовом, налоговом и пенсионном законодательстве.

Если стороны не смогут заключить сделку, то есть риск выхода Греции из единого валютного пространства (с этим и связан очередной рост доходности греческих облигаций).

Риски отлично заметны невооруженным глазом, и вполне понятно, что фондовые и финансовые рынки нервничают. И все же стоит попытаться задуматься над факторами, которые связывают Грецию и еврозону вместе. «Есть правило: если семья отречется от ребенка, она никогда снова не станет прежней», — говорил бывший министр финансов ЧША Лоуренс Саммерс в своей речи на мировом инвестиционном форуме Amindi в Париже на прошлой неделе. — «То же относится и к еврозоне, если ее покинет хотя бы одна страна».

Конечно же, он прав. В действительности, есть два фактора, сохраняющие Грецию в еврозоне, и которые заставят остальную Европу все-таки выручить страну, как бы плохо она себя ни вела.

Во-первых, как справедливо заметил Саммерс, это не только экономический союз. Это еще и семья. Если Грецию отпустят, это изменит характер единой валюты навсегда. Перестанет существовать настоящее сообщество наций, которые объединили свои финансовые активы. Исчезнет единый валютный режим, подобно всем тем, которые исчезали бесчисленное количество раз в прошлом.

Никто не сомневается в том, что Нью-Йорк и Калифорния выручат Техас в условиях кризиса, даже несмотря на то, насколько это строптивый штат. Лондон и Манчестер выручили бы Уэльс в случае беды. Если государства еврозоны не готовы помогать друг другу, то сообщество превратится в гораздо более слабый, формальный валютный союз, который, скорее всего, развалится в долгосрочной перспективе.

Евросоюз будет охвачен сомнениями и не перестанет чувствовать свою вину в том, что происходило с Грецией в течение долгих лет и, возможно, аукнется стране еще через несколько десятилетий.

Вторая причина — «заразность». Никто не знает, каковы будут последствия выхода Греции из еврозоны. «Страну ждет дефолт и полный финансовый крах», — утверждается в записке High Frequency Economics. — «И когда всё это разразится — никто не может предугадать последствий».

Это истинная правда, и вот почему. Греция обеспечивает только 3% от общего объема ВВП еврозоны, так что даже если она вообще исчезнет с лица земли, то потерянные проценты могут быть компенсированы одним годом достойного роста. Но никто точно не знает, как повлияют на ситуацию ее огромные невыплаченные долги.

Лидеры с обеих сторон будут все сильнее сердиться друг на друга. Но когда дело действительно доходит до неиллюзорного кризиса, обе стороны понимают: слишком многое поставлено на карту, и уходить просто страшно.

Еврозона — неблагополучная семья, члены которой имеют друг с другом слишком мало общего. Но, как знает большинство из нас из личного опыта, даже самые неблагополучные семьи способны удивительно долго держаться вместе.»

Mattew Linn, для MarketWatch. Перевод MilkySun.

Поделитесь с друзьями: