Акции финансового сектора США позитивно реагируют на перспективы повышения ставок

28 ноября 2016, 11:49
Oleh Yemeliukov
0
20

Почему акции банков США столь стремительно росли после победы Дональда Трампа? Тому есть 250 миллиардов причин.

За последние шесть с лишним лет крайне низкие процентные ставки в сочетании с жестким регулированием стали для банков тяжелым бременем. По одной из оценок, упущенный доход банков от неблагоприятных условий составил около 250 млрд долларов.

Поэтому повышение доходности долгосрочных облигаций и признаки того, что период крайне низких процентных ставок подходит к концу, дарят банковским инвесторам чувство радостного предвкушения. Их воодушевление подчеркивает, насколько тяжело далась банкам фаза низких процентных ставок, учитывая, что крайне мягкая политика Федеральной резервной системы в целом по-прежнему вызывает ожесточенные споры.

В начале периода низких процентных ставок банки выигрывали за счет роста стоимости своих портфелей ценных бумаг, снижения числа дефолтов по кредитам и сокращения стоимости привлечения капитала. Центробанк полагался на политику низких процентных ставок как на способ поддержать банки и оживить экономику.

Однако эти преимущества померкли по мере рефинансирования кредитов по более низким ставкам. Разовое положительное влияние на портфели кредитов и облигаций также исчерпало себя. С течением времени позитивный эффект рассеялся, а низкие ставки остались в силе, что стало оказывать давление на маржу банковской прибыли.

"Я думаю, суть проблем кроется именно в продолжительности политики низких процентных ставок", – говорит Ричард Фишер, сторонник более жесткой денежно-кредитной политики, который до прошлого года занимал пост председателя ФРС-Даллас и периодически призывал отказаться от столь мягкой политики.

Приверженцы политики крайне низких процентных ставок заявляют о том, что положение банков было бы более плачевным, если бы активные действия ФРС не поддержали экономический рост. Вместе с тем опасения о том, что крайне низкие процентные ставки спровоцируют скачок инфляции, не оправдались.

Председатель ФРС США Джанет Йеллен в своем августовском выступлении заявила, что политика низких ставок была оправданной, а исследования показали, что действия центробанка "способствовали росту спроса на товары и услуги и снижению безработицы и предотвратили спад инфляции ниже целевого 2%-ного уровня".

Тем не менее, чем дольше центробанк сохраняет низкие процентные ставки, тем хуже для банков. "Низкие ставки привели к тому, что чистая процентная маржа банков оказалась на минимальном уровне за шесть десятилетий, а темп роста выручки стал наименьшим за восемь десятилетий", – отмечает банковский аналитик CLSA Майк Майо.

Чистая процентная маржа банка – это разница между процентным доходом и процентными расходами как доля от доходных активов банка.

Нет однозначного способа рассчитать, какую именно сумму потеряли банки из-за низких процентных ставок, но примерное представление об этой величине можно получить из показателя доходности активов. По данным Федеральной корпорации страхования депозитов (FDIC), средняя доходность активов американских банков в период с 1996 по 2006 год составляла 1,23%, тогда как с 2010 года этот показатель опустился до 0,94%.

Если бы доходность американских банков оставалась на среднем докризисном уровне, то совокупная прибыль с 2010 года (когда ФРС запустила программу выкупа облигаций) по 4-й квартал 2015 года (когда ФРС впервые со времен финансового кризиса повысила процентные ставки) составила бы 1,07 трлн долларов. По данным FDIC, фактическая прибыль составила 27% от этой величины, или около 250 млрд долларов.

Джефф Дэвис, управляющий директор подразделения Mercer Capital по работе с финансовыми институтами, отметил: "Этот не тот сценарий, который хотели бы видеть инвесторы, и явно не то, чего они ждали" от политики ФРС.

Влияние затяжной политики низких процентных ставок на положение банков можно наглядно проследить по показателю чистого процентного дохода, который представляет собой разницу между полученными и выплаченными банком процентами. С 1985 по 2010 год наблюдался стабильный рост чистого процентного дохода американских банков, однако затем наступила фаза стагнации, и на конец 2015 года, по данным FDIC, этот показатель составлял 432 млрд долларов против 430 млрд долларов в начале 2010 года.

В то же время совокупные активы банков США выросли за тот же период примерно на 22% до 15,97 трлн долларов.

Такое наращивание активов в отсутствие роста процентного дохода "особенно удручает", говорит Дэвис. "Активы требуют капитала. Капитал предоставляют акционеры. Они вложили большой объем дополнительных средств, однако отдача оказалась минимальной", – говорит он.

Свою роль играет и то, что регуляторы требуют от банков увеличивать запасы собственного капитала. С учетом более низкой доходности активов это привело к сокращению рентабельности собственного капитала. Согласно статистике FDIC, в период между 1996 и 2006 годом рентабельность собственного капитала американских банков составляла в среднем 13,65%, тогда как с 2010 года она опустилась примерно до 8,40%.

Политика ФРС оказалась тем более болезненной для банков по той причине, что практически нулевые процентные ставки сказываются на кривой доходности в краткосрочном периоде, а выкуп облигаций понижает долгосрочные ставки.

"Накопление активов в период после кризиса – это результат денежно-кредитной политики, которая пополнила банковские балансы денежными активами на сумму около 2 трлн долларов, – говорит аналитик Goldman Sachs Ричард Рэмсден. – Балансы банков раздулись от ликвидности и депозитов с минимальным или нулевым чистым доходом".

Форма кривой доходности усиливает влияние крайне низких процентных ставок. Анализируя данные с 1995 по 2012 год эксперты Банка международных расчетов обнаружили, что банки теряют от низких процентных ставок и плоской кривой доходности больше, чем получают от повышения ставок и большего наклона кривой доходности. "Это подтверждает теорию о том, что низкие процентные ставки оказывают на банки пропорционально более высокое влияние", – отмечают исследователи.

Это объясняется тем, что банки используют депозиты с короткими сроками и низкими процентными ставками для финансирования кредитов с более длительными сроками погашения и высокими процентными ставками, говорит Лоуренс Уайт, профессор Школы бизнеса Леонарда Н. Штерна при Нью-Йоркском университете. "Когда наклон кривой доходности уменьшается, как это и произошло из-за крайне низких процентных ставок и того, что ставки по депозитам ограничены лишь нулем, то прибыль банков сокращается", – добавил он.

Этот эффект проявляется и в чистой процентной марже банков США. В начале 2010 года она составляла 3,84%, но ко 2-му кварталу 2016 года, по данным FDIC, сократилась до 3,08%.



Поделитесь с друзьями: