ФРС США напрасно видит в своих ночных кошмарах 1937 год

ФРС США напрасно видит в своих ночных кошмарах 1937 год

16 июня 2015, 15:29
Lesnik007
0
1 247

В попытке управлять экономикой США в 2015 году Федеральная Резервная Система борется со страхом, что в Америку вернется призрак 1937-го года. Стратеги Уолл-стрит обеспокоены тем, что центробанк США настолько боится повторить ошибку своих давних предшественников, что может пропустить прочный шанс нормализовать денежно-кредитную политику после семи откровенно аномальных лет.

«Многие политики и эксперты рынка утверждают, что ФРС до того боится повысить свою ключевую ставку слишком рано, что может довести ситуацию до момента, когда будет уже слишком поздно. Понятно, чего боится FOMC: призрака 1937 года, когда ФРС преждевременно повысила ставку и усугубила Великую Депрессию», — говорят аналитики американских инвестиционных компаний. 

Комитет ФРС по открытым рынкам собирается сегодня на встречу, во время которой, как предполагалось всего несколько месяцев назад, будет впервые почти за 10 лет поднята ключевая процентная ставка. Сейчас на это никто не надеется: июньское повышение отодвинуто слабой макростатистикой в США.

Теперь многие эксперты рынка ждут роста ставки к декабрю. Однако риск опоздать сейчас выше риска ужесточить монетарную политику слишком рано. Аналитики говорят: «Риски в этом отношении не сокращаются, а растут. Чем дольше ФРС ждет, тем более агрессивно ей придется действовать потом, и тем более жесткой будет корректировка цены активов, когда наконец повышение произойдет».

ФРС боится, что как и в 1937 году, ставка будет нормализована слишком рано, и начнется спад экономики. Напомним, в условиях финансового кризиса 2008 года ФРС опустила целевую краткосрочную ставку до нуля. Рецессия официально закончилась в 2009 году, но центробанк США не изменил свою политику. В дополнение к нулевой ставке, он с помощью программы ликвидности увеличил свой баланс до $4,5 трлн. Это привело к тому, что фондовый рынок был «накачан» на 220%.

Многие аналитики пишут, что сравнивать 1937 и 2015 нельзя. Тогда росла безработица и падали потребительские цены. Сейчас динамика противоположная. Более уместное сравнение — 1999 год, когда ФРС цепко держала ногу на педали в то время, когда возник пузырь доткомов.

«ФРС слишком долго ждала, чтобы поднять ставку в 1999 году, и инфляция уже успела ускориться до первого повышения ставки. В итоге ей пришлось ужесточать политику быстрее, чем было бы необходимо при более оперативных действиях. Пять повышений на четверть процентного пункта — и всего через девять месяцев после начала фондовый пузырь лопнул».

Сейчас есть надежда на то, что дорога будет более плавной.

Одна из очевидных причин для коллективного страха — в том, что ФРС никогда не заходила так далеко в смягчении денежно-кредитной политики, как сейчас. Такой долгий период нулевой ставки и такое гигантское расширение баланса не имеет прецедентов в американской истории.

«Переход ФРС от нуля к положительной ставке в 2015 году будет менее драматичным, чем в 1937: инвесторы сегодня оживляются на голубиных, а не на ястребиных комментариях ФРС. Инфляция удерживается под контролем, усиливая степень доверия к регулятору, а вера инвесторов в восстановление экономики подкрепляется росту на рынке жилья, банковского кредитования и малого бизнеса», — пишут в своей записки аналитики Bank of America Merrill Lynch, отражая, пожалуй, самые оптимистичные аспекты настроений на Уолл-стрит.

С того момента, когда начала действовать политика нулевых ставок, экономическая ситуация в Америке резко изменилась. Чистая стоимость домохозяйств в США выросла с $62,5 трлн в 2010 году до $84,9 трлн в 2015. Безработица упала с 10% до 5,5%. И даже несмотря на то, что экономика страны вряд ли сможет достичь запланированного на этот год роста в 3%, условия очень далеки от того, чтобы считать их тревожными, и от того, чтобы вдохновлять ФРС на дальнейшее сохранение беспрецедентно мягкой политики.

«Ставки в районе нуля, без сомнения, помогли положить конец рецессии, — комментируют эксперты. — Но экономика США вышла из аварийных условий и не сталкивается больше с опасностями 1937 года. Зачем же тогда по-прежнему сохранять чрезвычайную денежно-кредитную политику?».

Поделитесь с друзьями: