Мнение: выход нефти из-под контроля — всего лишь повторяющаяся история

Мнение: выход нефти из-под контроля — всего лишь повторяющаяся история

2 ноября 2015, 15:11
Booka85
0
1 272

На протяжении всей нефтяной эры разные группы производителей пытались контролировать цену на рынке. Об этом вспоминает сегодня Эд Крукс, колумнист Financial Times. Началось это еще в 1920 году с Железнодорожной Комиссии Техаса. С 1970 года основным игроком, контролировавшим нефтяные цены, была ОПЕК, картель стран-производителей «черного золота».

Но обвал цен на нефть, начавшийся летом 2014 года, ясно дал понять, что рынок вышел из-под чьего бы то ни было контроля.

Что происходит?

Сочетание технологического прогресса (вызвавшего «сланцевый бум» в США), замедления китайской экономики и спада в других развивающихся странах, изменения стратегии Саудовской Аравии (крупнейшего в мире экспортера нефти) — все это вызвало глобальный переизбыток нефти на рынке, который и отправил цену в штопор: она обвалилась более чем вдвое.

В настоящее время ценами больше управляют рыночные механизмы, чем политические решения. И надо сказать, это крайне нервирует всех заинтересованных в этом: начиная от залов заседаний в Хьюстоне, заканчивая дворцами в Эр-Рияде и рабочими кабинетами Кремля.

Впрочем, ситуация не беспрецедентна. Заглянув в прошлое, можно найти некоторые подсказки к тому, чего ожидать в будущем.

Немного истории

Самый недавний предыдущий обвал цен на нефть случился всего семь лет назад. Крах Lehman Brothers в 2008 году и последовавший за ним финансовый кризис обвалили цену на нефть с более высокого пика, чем даже в 2014, до очень низкого уровня: ниже $37 за баррель.

Это период оказался недолговечным. Brent уже к июню 2009 года вернулась выше $70.

В 2008 году ОПЕК предприняла решительные действия и сократила свое общее производство на 4,2 млн баррелей в день в три этапа (с сентября по декабрь). Это было крупнейшее снижение добычи в истории картеля, которое помогло стабилизировать цены.

Способность ОПЕК контролировать нефтяные рынки часто преувеличена, но очевидно, что его вмешательство в 2008 году возымело очень значительное влияние. Когда министры картеля встретились в Вене 27 ноября прошлого года, то спад цены был в самом разгаре. И тогда они сошлись на том, что их влияние достигло своих пределов.

Всё повторяется

Решение ОПЕК оставить без изменений свой уровень добычи лишь подтвердило в тот момент сигналы, которые уже в течение нескольких месяцев на тот момент посылал Али аль-Наими, министр нефти самой влиятельной страны ОПЕК — Саудовской Аравии. Позже он объяснил, что снижение добычи картеля просто позволило бы увеличить на рынке количество более затратно добываемой нефти — например, с американских сланцев. Пробел предложения ОПЕК мгновенно заполнился бы другими производителями.

Ярчайший прецедент, иллюстрирующий действия Наими по отвинчиванию кранов на всю катушку — решение шейха Ямани, его знаменитого предшественника, который в 1985 — 86 гг увеличил производство после того, как в течение предыдущих 10 лет сдерживал его. В 1986 году нефть обвалилась, и мир вступил в период низких цен, продлившийся до 2000-х годов.

Еще одна параллель с сегодняшним временем — предшествующий обвалу всплеск производства в странах, не входящих в ОПЕК. Эквивалентом сланцевого бума нынешнего десятилетия можно считать открытие двух новых важных нефтяных провинций в Северном море и на Аляске в свое время. В 1970-х годах развитие этих нефтеносных областей стало возможным только благодаря шагам ОПЕК, которая была вынуждена поднять цену на нефть в 1970-х года. Нефть на севере добывается с большими затратами, чем в саудовской пустыне, и порог окупаемости у нее высокий. Точно так же высокие цены начала 2010-х годов сделали жизнеспособными сланцевые проекты.

Надо просто подождать

Несмотря на то, что снижение цены бьет по инвестициям, вызывает сокращение расходов в западных нефтяных компаниях (включая волны крупнейших слияний в конце 1990-х годов), снижение уровня добычи — процесс не сиюминутный, он занимает много времени.

Британия, Норвегия и Аляска продолжали производить большие объемы нефти еще на рубеже XX и XXI столетия, после обвала цен. В конце концов добыча в этих регионах пошла на спад, а спрос со стороны Китая и других ЕМ сильно вырос. Были подготовлены все условия для крутого подъема цен в 2000-х годах.

Сегодня вопрос остается лишь в том, как быстро произойдет аналогичная регулировка добычи. В начале этого года многие ожидали, что сланцевая добыча в США быстро снизится в условиях экономического спада.

Однако пока этого не происходит. Компании смогли чудом выжать из себя дальнейшее увеличение эффективности добычи и снижение расходов. Они перешли на разработку в наиболее продуктивных районах и отказались от «не100%-ных» проектов. Иными словами, производство в США оказалось более устойчивым, чем некоторые ожидали.
Однако эксперты говорят, что нефть в районе
$50 за баррель вызывает «серьезные» проблемы для нефтяной промышленности. Так что сейчас мы находимся в стадии ожидания того, когда же на реальном производстве скажется снижение количества работающих буровых установок (на 63% в минувшем году!). По словам аналитиков, это займет некоторое время. Сланцевая добыча не умрет совсем, но уйдет в глубокую спячку.

В других нефтедобывающих регионах, где проекты развиваются много лет (и за много миллиардов долларов), производство будет еще медленнее реагировать на падение цен.

При этом результаты могут стать разрушительными: так, к примеру, Венесуэла с ее гигантскими запасами сейчас находится в тисках тяжелейшего финансового кризиса. Страна стоит на грани полного хаоса, и под угрозой находится всё производство нефти в этом регионе.

В итоге, сейчас на рынке нефти царит краткосрочное давление, усиливающееся перспективой иранского потока, который скоро хлынет на рынки. Однако и потенциал для роста есть, особенно если возникнет жесткий кризис в Венесуэле или в другой аналогичной экономике. Аналитики Citigroup предполагают, что $60 – 80 за баррель — условно равновесная цена на данный момент для мировой экономики.

Поделитесь с друзьями: