Китай расстилает новый Шелковый Путь, чтобы установить мировое господство

Китай расстилает новый Шелковый Путь, чтобы установить мировое господство

5 мая 2015, 14:16
Tugrikk
0
2 145

Во время своего визита в Казахстан в 2013 году Си Цзиньпин напомнил об общих коммерческих связях вдоль Шелкового пути, уходящих в глубь тысячелетий. Китайский премьер-министр говорил тогда о создании нового Шелкового пути, экономического пояса, который снова принесет Азии процветание. В тот момент его высказывание осталось практически не замеченным мировой прессой. Но сегодня, менее чем через два года, план под кодовым названием «Один пояс — одна дорога», включающий и морские «шелковые» маршруты, стал центральным направлением во внешней политике Китая и его международной экономической стратегии.

Важные коммерческие последствия для региона и глобальных корпораций идут рука об руку с непредсказуемыми геополитическими последствиями в той части мира, где США, Япония, Индия и Россия имеют прямые материальные интересы и конкурируют друг с другом.

Необходимость Пекина в новом подходе к ведению бизнеса внутри страны и за рубежом стала очевидной уже некоторое время назад. Многие из последних двусторонних инвестиционных сделок Китая в Африке и Азии, основанные на доступе к товарным ресурсам, были откровенно некоммерческими, плохо проработанными, а в ряде случаев — еще и непопулярными на местном уровне.

Бум в промышленности и на рынке недвижимости внутри страны сейчас закончился, оставив Китай при значительных избыточных мощностях (как производственных, так и построенных), в дефляции и с растущими проблемами обслуживания госдолга.

Кроме всего прочего, страна устала накапливать бесконечные объемы американских казначейских и других государственных облигаций — и теперь предпочитает прямые инвестиции за рубеж. Кроме того, Пекин выразительно демонстрирует свой протест против слишком большой роли США и доллара в мировых финансовых институтах, в первую очередь, МВФ и Всемирного Банка.

Поэтому в минувшем году Пекин предпринял три основных инициативы.

  • Совместно со своими партнерами, Китай выступил сооснователем Нового Банка Развития БРИКС, своеобразного клона МВФ.
  • Затем он основал и обеспечил половину капитала для Азиатского Банка Инфраструктурных Инвестиций (AIIB), который в настоящий момент имеет 57 стран-участников. Если успешно решатся вопросы финансирования, материально-технические и управленческие вопросы, то AIIB к 2020 году станет реальным конкурентом Всемирного Банка.
  • Тем не менее, это всё — своеобразная увертюра перед главным «произведением» Китая, которое называется «Один пояс, одна дорога». Цель состоит в том, чтобы связать вместе 65 стран и 4,4 млрд человек дорогой, которая протянется из Сианя (западный Китай, старая имперская столица и точка отсчета первого, древнего Шелкового Пути) через всю Центральную Азию на Ближний Восток, в Россию и Европу. Морской путь свяжет Южно-Китайское море через Индийский океан с Красным и Средиземным морями. Это неизбежно потребует от Китая продолжать наращивать свою растущую морскую мощь.

Карта предполагаемого "Нового Шелкового пути". Красные линии — сухопутные маршруты, голубые - морской "Шелковый путь".

Сможет ли «Один пояс, одна дорога» полностью перестроить глобальную экономическую систему, как громко заявляют многие? Бенефициары инвестиций выиграют от новой инфраструктуры, трубопроводов для нефти и газа, волоконно-оптических систем связи. Уменьшатся торговые барьеры. Сам Китай сможет частично компенсировать последствия падения внутренних инвестиций и снижения мощностей внутри страны, усилить внутреннее сообщение между развитыми прибрежными и более отсталыми западными провинциями страны. Но главное, чего добьется Поднебесная — большая финансовая интеграция юаня в международную экономическую систему и усиление его роли в международной торговле.

Однако всё это в отрыве от остального — телега, поставленная впереди лошади. «Один пояс, одна дорога» и обслуживающие этот проект учреждения (к примеру, AIIB и НБР БРИКС) могут быть преобразующей силой, но не в одиночку, и только при условии, что они будут отражать стремление Пекина к достижению других долгосрочных целей. Здесь переплетаются и политика, и экономика, и это всё — проекты, которые работают не сами на себя. Это своеобразные «костыли», благодаря которым Пекин хочет поднять доход на душу населения до американского уровня; ввести открытое управление; вовлечь другие страны в китайскую внешнюю политику; ввести юань в ранг мировой резервной валюты. Словом, цель Китая — не облегчить транспортную систему торговли, как может показаться на первый взгляд — а, по сути, отобрать у США пальму мирового первенства.

George Magnus, для The Financial Times. Адаптированный перевод - Tugrikk

Поделитесь с друзьями: