Никто не хочет оставлять своих отпечатков на орудии убийства Греции

Никто не хочет оставлять своих отпечатков на орудии убийства Греции

27 апреля 2015, 11:16
Lesnik007
0
838

«Мы движемся к разорению». — «Нет это не так».

«Вы душите нас». — «Нет, мы этого не делали».

«Вы должны нам за Вторую Мировую Войну». — «Мы уже всё отдали».

Игра в перетягивание каната между Грецией и ее международными кредиторами превращается в банальный поиск виноватых. Греция всё ближе к банкротству: в поле зрения не наблюдается достижения сделки «деньги в обмен на реформы».

Европейские политические лидеры, руководство центробанков и греческие политики пока смогли договориться только об одном: если Греция обрушится, никто не хочет, чтобы на орудии убийства оставались их собственные отпечатки пальцев.

В ближайшие недели у Афин кончатся все деньги, и если будет объявлен дефолт, то никто не хочет быть обвинен: греки — в том, что вытолкнули экономику своей страны с крыши небоскреба, а Европа — в том, что не попыталась спасти жертву.

Левое правительство Греции уже назначило виновника. По его версии, это Германия, главный казначей Европы. Ее вина заключается в том, что она навязала в свое время грекам политику жесткой экономии, в результате чего в стране разразился «гуманитарный кризис».

Правительства еврозоны обвиняют во всем премьер-министра Греции, Алексиса Ципраса. По их мнению, он не отвечал за свои обязательства, вел себя несдержанно, ставил палки в колеса переговорному процессу и уклонился от трудного выбора в тот момент, когда в Афинах пылает пожар.

«Мы делаем все от нас зависящее, чтобы спасти Грецию от нее же самой, но, в конце концов, это их личное дело» — примерно так можно резюмировать месседжи, посылаемые из Берлина, Брюсселя и штаб-квартиры МВФ в Вашингтоне.

Ципрас и министр финансов Янис Варуфакис пытались сначала соорудить коалицию против Берлина. Они долго гастролировали по Франции, Италии, Великобритании, Брюсселю и студиям СМИ — с самого избрания нового греческого правительства. Однако, кроме средств массовой информации, успеха нигде добиться не удалось.

После этого Ципрас решил возродить старый разговор о возмещении ущерба за нацистскую оккупацию Греции в 1941 — 44 гг. Правительство страны определило, что страна пострадала примерно на $303,5 млрд евро. Берлин ответил, что он уже компенсировал всё своим жертвам, и войне претензий был положен конец еще в 1990 году, когда четыре страны-победителя II Мировой Войны подписали соглашение с Германией и страна объединилась.

Канцлер Германии Ангела Меркель высказывается осторожно и даже доброжелательно: она попыталась выстроить доверительные отношения с Ципрасом и настраивала его на то, что Греция должна выполнить условия своих кредиторов, реформировать страну. В план реформ входит то, чему отчаянно сопротивляется вся страна: сокращение пенсий и реформирование рынка труда.

Ангела Меркель и Алексис Ципрас на встрече в Вашингтоне (с) picture alliance


На прошлой неделе, встретившись с греческим премьером, она сказала: «Все должно быть сделано для предотвращения греческого банкротства. Со своей стороны, мы в Германии готовы предоставить всю поддержку, которую можем. Но, конечно, и реформы должны быть проведены», — добавила Меркель. На какую-то минуту инвесторы понадеялись, что эти слова могут стать переломным моментом в истории — подобно тому, как в 2012 году президент ЕЦБ, Марио Драги, поклялся сделать все возможное, чтобы сохранить евро.

Однако комментарии Меркель могут быть истолкованы и по-другому: просто как упражнение в словесном пинг-понге. Канцлер стремится любым способом избежать обвинений в «доведении до самоубийства» Греции. В отличие от Драги, она не сказала, кто конкретно должен сделать всё, чтобы остановить банкротство страны.

А вот ее министр финансов, Вольфганг Шойбле, высказывается не так осторожно. В его речах сквозит неприкрытый скепсис по поводу того, смогут ли Афины удержаться в зоне евро.

Вольфганг Шойбле и Янис Варуфакис. (c)pontos-news.gr

Мировые рынки, затаив дыхание, ждали прошлой пятницы, когда состоялась встреча министров финансов еврозоны. Но и там тоже чуда не произошло: министры были крайне разозлены, показали, что до сделки еще очень далеко. Они отклонили просьбу своего греческого коллеги, Яниса Варуфакиса, о досрочном финансировании в обмен на частичные реформы. Более того, они заявили ему, что отказываются даже обсуждать долгосрочное финансирование и облегчение долгового бремени, пока Греция не подпишет полный план реформ и не начнет их реализовывать.

В то время как лидеры Греции настаивают, что Европа должна прислушаться и уважать демократическое волеизъявление греческого народа, их кредиторы парируют, что у них тоже есть демократические мандаты от своих избирателей.

Варуфакис обвиняет страны еврозоны в том, что они не дают денег на спасение Греции в первую очередь для защиты собственных банков, которые имели неосторожность одолжить Афинам миллиарды.

«Ерунда», — отвечают чиновники еврозоны. — «Эти банки понесли потери еще в 2012 году, когда был реорганизован греческий долг частных держателей облигаций».

Варуфакис расширяет круг вины ЕЦБ, обвиняя его в «удушении» Греции: регулятор лишает греческие банки ликвидности, за счет чего серьезно ограничивает их краткосрочные кредиты для правительства.

Марио Драги в ответ на это громко возмутился и заявил, что поддержка ЕЦБ для Греции составила около 110 млрд евро, но по правилам еврозоны, нельзя напрямую спонсировать правительства.

Несколько недель подряд греческие власти рассказывали своим коллегам в еврозоне о том, что у них кончились деньги, но к моменту очередного платежа средства все-таки находились. «Они кричали «волки!» так часто, что когда деньги действительно кончатся, никто в это не поверит», — заявил один из участников переговоров в кулуарах, на условиях анонимности.

По словам инсайдеров, уже решено, что учреждением, которое выключит аппарат искусственного жизнеобеспечения, точно не будет ЕЦБ. Если регулятор решит, что поддержка греческих банков больше не может осуществляться, то он будет искать политическое решение со стороны правительств Евросоюза. «Это не то, что должны решать неизбираемые центробанки. Это должны решать демократически выбранные люди», — сказал источник в ЕЦБ.

Президент Еврокомиссии, Жан-Клод Юнкер, хочет держать Ципраса за руку до последней минуты в надежде на то, что тот все-таки примет условия экономических реформ, пока не стало слишком поздно.

Жан-Клод Юнкер держит за руку Алексиса Ципраса. (с)newsbomb.gr

Юнкера можно понять: он — один из отцов-основателей евро, и потеря одного элемента из 19-национальной еврозоны будет тяжелым ударом по глобальному положению блока. Будет создан опасный прецедент, который поощрит темных личностей к спекуляциям против других государств-членов блока в будущих кризисах.

Даже если Греция и останется в еврозоне, ее дефолт будет одним из самых неприятных моментов в истории Евросоюза и ляжет тяжким грузом на другие европейские правительства и на ЕЦБ. Греческие пенсионеры, пациенты больниц, вкладчики греческих банков — все эти граждане, которые виноваты лишь в собственной легковерности, могут выйти и на улицы — Афины не застрахованы от беспорядков и насилия. Между тем, обманутые европейские налогоплательщики, в общем-то, тоже ни в чем не виноваты.

Словом, если сейчас все не одумаются — то вокруг будет масса кандидатов на взаимные обвинения, но никто не возьмет на себя ответственность.

Paul Taylor, специально для Reuters. Перевод - Lesnik007

Поделитесь с друзьями: