Саудовская Аравия пытается продлить срок действия нефтяной иглы для мира

Саудовская Аравия пытается продлить срок действия нефтяной иглы для мира

14 апреля 2015, 14:08
Booka85
0
3 665

На Bloomberg вчера был любопытный анализ того, чем сейчас живет и дышит самый крупный в мире экспортер нефти, Саудовская Аравия, какие планы она строит и кто является драйвером ее экономики.

"Зависимость мира от нефти когда-нибудь закончится, и день этот — не так далеко, как нам может показаться. Климатические проблемы, энергоэффективность, переход человечества на возобновимые источники энергии — вот то, что сломает нефтяную иглу. Но Саудовская Аравия, крупнейший экспортер «черного золота», стремится как можно дальше отодвинуть «час Х» - и первое, что она сделала, по мнению колумнистов Bloomberg — обвалила цену на нефть, чтобы сильнее подсадить на нее мир.

Али аль-Наими, министр нефти Саудовской Аравии и де-факто мировой «энергетический царь»анализировал каждое движение 2-триллионного рынка нефти за последние 20 лет. Дважды в течение этого времени — в 1998 и 2008 гг — аль-Наими пресекал свободное падение нефтяной цены, организуя сокращение производства в ОПЕК. Но на этот раз он не стал этого делать.

Осень 2014: исторический перелом

27 ноября в Вене во время очередной встречи картеля Наими отказался от сокращения продукции, поддерживаемого большинством остальных членов ОПЕК, в пользу более смелой стратегии: продолжать добывать нефть и ждать снижения цены, чтобы выдавить с рынка поставщиков, чья добыча более дорогостоящая. К концу следующего дня цены на нефть обвалились еще на 10% и продолжили падать. В середине 2014 года Brent стоила $110 за баррель. К январю 2015 она обвалилась ниже $ 50.

Дэниел Йергин, выдающийся историк нефтяной промышленности, говорил в феврале: «То, что они сделали, было историческим. Они заявили: «Мы уходим. Мы бросаем всё. Мы больше не будем менеджерами рынка. Пусть рынок сам управляет собой». Тогда рынок был так шокирован этим, что цены опустились до тех уровней, которые мы и увидели».

79-летний Наими доминировал в дебатах на ноябрьском заседании ОПЕК. Люди, присутствовавшие на закрытом заседании, рассказали агентству Bloomberg, что Наими требовал поддержать объемы производства, чтобы защитить свою долю рынка от роста поставок сланцевой нефти из США, себестоимость которой гораздо выше арабской. В декабре он говорил примерно то же самое, но уже в прессе, утверждая, что «нелогично» снижать добычу для производителей с низкими издержками — таких, как Саудовская Аравия, — чтобы сбалансировать рынок.

На повестке дня закрытого заседания предлагалось сократить поставку ОПЕК совместно с такими внеблоковыми странами, как Мексика и Россия. Саудовский министр возражал и против этого: он сказал своим коллегам, что после 60 лет работы в отрасли он не может доверять России. В 2008 году русские уже брали на себя обязательство присоединиться к сокращению поставок ОПЕК, но не сделали этого. И всего за два дня до этого в Вене аль-Наими принял участие в неловком заседании, когда министр энергетики России Александр Новак опроверг высказывание Игоря Сечина о том, что Россия согласна на сокращение производства.

Именно тогда, в ноябре 2014 года в Вене Али аль-Наими не согласился и на предложение Алжира понизить производство внутри ОПЕК на 5%. Тогда он сказал: «Это может повысить цены сегодня, но не решит долгосрочную проблему с производителями сланцевых ресурсов и со снижением спроса».

Страхи по поводу спроса

И действительно, регулирование поставки — всего лишь одна сторона вопроса. Наими обеспокоен гораздо более серьезным страхом: ослабеванием долгосрочного спроса на нефть.

Вот уже много лет Саудовская Аравия беспокоится, что изменение климата и высокие цены на нефть будут способствовать развитию альтернативных источников энергии, более эффективных и возобновляемых. Боятся саудиты и перехода на альтернативные виды топлива — такие, как, например, природный газ, особенно на развивающихся рынках (ведь именно развивающиеся рынки являются главным потенциалом роста продаж нефти).

Сегодня спрос на нефть достиг своего пика — и может быть, этот пик последний. Саудовская Аравия, богатство которой создано на изобилующих нефтью песчаных дюнах, не может не замечать глобальной озабоченности экологическими вопросами использования нефти и зависимостью от ископаемых видов топлива. Аль-Наими не обсуждает это подробно на публике, но признает эту тенденцию. Три года назад в Катаре он сказал журналистам: «Пик спроса произойдет раньше, чем пик поставки». Если рост потребления нефти будет остановлен очень резко — то это будет очень болезненно для Саудовской Аравии, почти половина ВВП которой зависит от экспорта нефти.

«Последние четыре года были настоящим бедствием для производителей нефти с точки зрения доли энергетического рынка», — говорит Мохаммед аль-Саббан, бывший старшим экономическим советником саудовского министра нефти с 1988 по 2013 гг. — «Страны с развивающейся экономикой начинают всё эффективнее диверсифицировать источники энергии, искать новые и управлять ими. Это определенно повлияло на расход нефти».

«Летом прошлого года саудовские чиновники были в состоянии, «близком к панике», когда узнали, как быстро выравнивается спрос в Китае, отчасти из-за сохранения высоких цен на нефть,» — говорит Эд Морс, глава отдела исследования сырьевых рынков Citigroup. — «Али аль-Наими увидел, что эпоха безумных инвестиций в основные средства в Китае закончилась. Это приводит к концу стремительную урбанизацию и эпоху изготовления вещей невероятно энергоемкими способами».

Негативно сказывается на вопросе и замена топлива на более дешевые виды. Китайский спрос на дизель, поднявшись в среднем на 8% в год за последние 10 лет, в 2013 — 14 гг падал! Международное энергетическое агентство объясняет это отчасти тем, что в стране сильно увеличивается доля потребления природного газа.

Более эффективные автомобили и заводы снижают общую интенсивность потребления нефти: потребление нефти в 2014 году снизилось на 18% по сравнению с 2008.

Экологические вопросы

Выступая на прошлой неделе в Эр-Рияде, аль-Наими сказал, что Саудовская Аравия будет «твердо и решительно» выступать против любых попыток снизить важность потребления нефти. «Есть те, кто пытается добиться международных соглашений, ограничивающих использование ископаемого топлива. Это нанесет огромный ущерб интересам производителей нефти в долгосрочной перспективе», — заявил он. Речь идет, в том числе, и об экологических конвенциях.

«Саудовские чиновники очень обеспокоены тем, что договор об изменении климата приведет к значительному сокращению их доходов», писал еще в 2010 году Джеймс Смит, посол США в Эр-Рияде.

В прошлом веке сформировалась теория о том, что глобальные запасы сырой нефти были готовы иссякнуть и рано или поздно перестанут отвечать растущему спросу. Геологи и экологи сделали этот аргумент частью дискуссии по вопросам мировой экологической политики начала XXI века. В 2005 году в книге нефтяного аналитика Мэтью Симмонса было сказано, что снижение саудовской добычи и будет означать необратимый спад мировых поставок. В тот момент аль-Наими заявил, что Саудовская Аравия будет сохранять высокую производительность. Он выиграл спор. Сегодня страна качает больше сырья, чем десять лет назад. На саудовских нефтяных месторождениях в сердце знойной пустыни процветают высокие технологии и по меньшей мере на двух из них работают рестораны высокой кухни.

Снижение добычи не грозит пока и США: здесь наблюдается потрясающий рост.

Но тогда же, в 2010 году саудовские лидеры «были застигнуты врасплох американскими заявлениями о том, что США хотят перейти в постуглеводородную фазу экономики и покончить с зависимостью от импортируемой нефти». В ответ на это саудиты бросили 100 млрд долларов на расширение своих производственных мощностей до 12,5 млн баррелей в день. «Саудовские лидеры обеспокоены тем, что эта нефть может никогда не понадобиться», — писал тогда Джеймс Смит. — «Они не столько озабочены ценами, сколько темпами и объемами изменений спроса и предложения в глобальном масштабе».

Очередная порция обнародованных WikiLeaks документов характеризует Саудовскую Аравию как страну, «обструкционистски» и «шизофренически» сосредоточенную на сдерживании изменений. Здесь препятствуют запуску климатических проектов домов, которые питаются на солнечных батареях. Здесь пытаются помешать многосторонним международным переговорам на тему альтернативной энергетики и сохранению климата. «Часть объяснения заключается в том, что правительство еще не окончательно продумало все последствия соглашения об изменении климата, отчасти потому что оно еще не окончательно поняло и просчитало смену сценариев спроса», — писал Смит после копенгагенской Конференции ООН по изменению климата.

Что спасет Саудовскую Аравию?

Сейчас, позволив ценам упасть, Эр-Рияд может купить себе еще немного времени. При цене 60 — 70 долларов за баррель спрос опять разворачивается в сторону роста еще по крайней мере на 5 лет.

В последние пять лет Наими говорит друзьям, что готов уйти в отставку. Но работы у него еще очень много. Ведь даже Саудовская Аравия с ее золотовалютными резервами в 700 млрд долларов, сильно проиграет при сохранении действующих цен на нефть. Королевство с населением около 30 миллионов человек щедро тратит на отечественные программы и расширение инфраструктуры. Когда в январе на престол взошел король Салман, он обещал улучшить образование и расширить рамки медицинской социальной программы. В 2014 году саудовский бюджет был закрыт с дефицитом. Прогнозируется дефицит и в 2015 году ($39 млрд), и он будет гораздо шире, если цены на нефть не восстановятся.

Тем не менее, Наими продолжает утверждать, что он не знает, когда цена пойдет наверх и что Саудовская Аравия готова подождать и посмотреть еще. Он смотрит гораздо дальше в будущее. «Наша конечная цель — снизить нашу чрезмерную зависимость от нефтяных доходов», — сказал министр нефти в 2013 году на семинаре в Вашингтоне. Центральный момент этой его деятельности — создание научно-технологического университета короля Абдаллы на берегу Красного Моря. Миссия этого университета, как формулирует ее аль-Наими, и заключается в том, чтобы привести Саудовскую Аравию в пост-нефтяное благоденствие. Кампус рассчитан на 220 профессоров и 2000 аспирантов, и он считается оплотом толерантности и религиозной свободы в стране (за это министра очень часто критикуют). Сурово вооруженная охрана с моря и с суши охраняет этот научный центр, где женщины бок о бок учатся и работают с мужчинами и где нет места религиозной полиции, которая патрулирует города страны.

Научные исследования направлены на те вещи, которые есть в Саудовской Аравии в изобилии: солнце, песок и морскую воду и способы получать от них прибыль. Аль-Наими говорит, что очень хочет на пенсию, чтобы посвящать университету больше времени.

В то время как университет — ключ к дальнейшему развитию Саудовской Аравии, есть в стране и другие перспективы на ближайшее время. Королевство уже эксплуатирует свои богатые залежи фосфатов (продает их для изготовления удобрения) и добывает бокситы, из которых выплавляет алюминий. Но Наими этого мало, он хочет, чтобы Саудовская Аравия производила готовые товары — к примеру, автомобильные детали. «Мы создаем возможности для трудоустройства наших молодых людей, поощряем предприятия и обеспечиваем надлежащие условия для инноваций и прогресса», — говорит аль-Наими. — «Это нелегко, и это не может произойти в одночасье. Но это всё происходит».

«Саудовская Аравия в очередной раз попытается продлить нефтяную эру», — говорит активист-эколог Билл МакКиббен. — «Но она чувствует, как усиливается альтернативная энергетика и как неустанно падают затраты на нее — а значит, за ней будущее».

Кто же такой Али аль-Наими?

У Али аль-Наими очень богатая биография: в 1984 году он стал первым выходцем из Саудовской Аравии, который стал президентом государственной нефтяной компании Aramco. В 1988 году аль-Наими становится ее генеральным директором. В тот момент в США и Европе отмечался упадок потребления, отчасти из-за вялого экономического роста и действия мер, принятых на рынках после нефтяных шоков 1970-х годов. В ответ тогдашний министр нефти Саудовской Аравии, Ахмед Заки Ямани, сократил выпуск саудовской нефти с 10 млн баррелей в день в 1981 году до 3,5 млн баррелей в 1986 году. Цены продолжили падать, добрались до $10 за баррель — а другие страны, вопреки договоренностям, добычу уменьшать не стали.

В 1986 году король Фахд уволил Ямани, и саудиты наводнили мир дешевой нефтью, чтобы забрать обратно свою долю рынка. Новый президент Aramco в тот момент увидел, что случилось, когда Саудовская Аравия сократила производство — и этот урок он запомнил. «Мы не повторим эту ошибку снова», — сказал аль-Наими в Берлине в марте 2015 года.

В 1995 году он стал министром нефти Саудовской Аравии. Его «правление» началось с серьезных потрясений на рынке нефти. Учитывая расширяющийся рост Китая, в ноябре 1997 года он убедил ОПЕК расширить производство — и вслед за этим углубился азиатский финансовый кризис. В течение следующих двух лет цены на нефть упали на 50%.

Дальше были сложные газовые переговоры с Exxon Mobil.

Со временем Наими заработал репутацию проницательного и осторожного руководителя. Несмотря на мрачные предупреждения Саудовской Аравии относительно вторжения Америки в Ирак в 2003 году, Наими сохранил рынки стабильными, сдержав свое обещание компенсировать иракские потери в мировой добыче нефти. В 2008 году, когда цены взлетели до рекордной отметки в 147 долларов за баррель, Наими сопротивлялся интенсивному давлению США и продолжал наращивать добычу. Линия была четкой и последовательной, по словам Форда Фрэкера, посла США в Эр-Рияде с 2007 по 2009 гг.

Во время ливийского восстания в мае 2011 года американские чиновники вновь обратились за помощью к аль-Наими с просьбой восполнить потерянное ливийское производство. Наими предложил ОПЕК увеличить нормы добычи, но тогда договориться не удалось. Страны во главе с Ираном не хотели соглашаться на рост, поскольку сами имели недостаточно избыточных мощностей, а значит, ничего не выигрывали. Богатые страны — Саудовская Аравия, Катар, Кувейт и ОАЭ — не смогли переубедить своих менее удачливых коллег.

Сразу после этого Наими созвал прессу прямо в свой гостиничный номер. Министр рассказал журналистам, что никогда не видел столько необоснованного упрямства. Он пытался убедить других, что спрос давно уже превзошел все уровни добычи, установленные в ОПЕК в 2008 году, но его никто не хотел слушать.

Однако посредством дипломатических усилий поднять квоты ОПЕК все-таки удалось на следующем заседании. В начале «арабской весны» в 2011 году цены на нефть подскочили.


Но сегодня, в 2015, мы видим совсем другую ситуацию.

Мир меняется, и как бы саудиты ни пытались отложить наступление пост-углеводородной эры, они должны будут рано или поздно приспособиться к поступенчатому снижению спроса на сырую нефть. Наими не отпустили на пенсию: король Салман хочет плавно войти в переходный период. Тем не менее, Наими в скором времени обеспечит себе больше времени для работы в университете над теми промышленными и технологическими преобразованиями, которые он предусматривает для своей страны. Как бывший руководитель Aramco, а потом как величайший нефтяной дипломат, Наими показал большой талант в преодолении разрыва между Западом и традиционностью лидеров своего королевства. По сути, он сегодня является чуть ли не единственной опорой науки и прогресса в этой стране."

Peter Waldman, специально для майского номера Bloomberg Markets. Адаптированный перевод - Booka85

Поделитесь с друзьями: