Отобрать деньги у Сечина и Миллера

18 сентября 2016, 15:37
Aleksandr Parshin
0
28

По оценке Минфина, дефицит бюджета за восемь месяцев этого года составил 1,5 трлн руб., или 2,9% ВВП. Финансировать дефицит планировалось за счет приватизации, но пока, кроме пакета акций АЛРОСА, продать ничего не получилось. На этом фоне Минфин хочет собирать больше дивидендов с компаний с госучастием. «Газета.Ru» разбиралась, что выгоднее — приватизация или дивиденды.

 Федеральный бюджет России в январе – августе 2016 года исполнен с дефицитом в размере 1,519 трлн руб., или 2,9% ВВП. Об этом сообщило Министерство финансов. Доходы составили 8,143 трлн руб. (59,3% к общему объему доходов на год), расходы — 9,661 трлн руб. (60% годового объема).

По оценке аналитиков Sberbank CIB, дефицит бюджета за весь текущий год ожидается на уровне 2,8–2,9 трлн руб. Таким образом, правительству надо найти еще 1,3–1,4 трлн руб. на покрытие дефицита в оставшиеся пять месяцев.

Пока основным источником средств для затыкания дыры в казне служит Резервный фонд. За восемь месяцев Минфин продал из Резервного фонда $8,208 млрд, €7,106 млрд и 1,135 млрд фунтов стерлингов. По состоянию на 1 сентября 2016 года совокупный объем средств Резервного фонда в рублевом эквиваленте составил 2,09 трлн руб.

Еще одним источником денег должна была служить приватизация. За счет продажи госактивов предполагалось получить до 1 трлн руб. Но пока удалось продать только один крупный пакет акций — 10,9% АЛРОСА за 52,2 млрд руб. Продажа «Башнефти» перенесена на неопределенный срок, 19,5% акций «Роснефти» также пока не реализованы. Вероятно, в этом году не состоится и приватизация «Совкомфлота». В среду, 14 сентября, директор департамента корпоративного управления Минэкономразвития Оксана Тарасенко заявила в интервью Bloomberg, что «Аэрофлот» не будет включен в план приватизации на 2017–2020 годы.

 Попытка собрать много денег от приватизации неключевых компаний и недвижимого имущества вообще дело безнадежное. По итогам 2015 года Росимущество продало на торгах в рамках прогнозного плана приватизации на 2014–2016 годы 103 пакета акций предприятий на общую сумму 7,34 млрд руб., из которых примерно 2 трлн руб. пришлось на продажу всего двух предприятий — Мурманского рыбного порта (ушел за 1,027 млрд руб.) и московского «Авиатехснаба» (0,986 млрд руб.). По итогам первого квартала 2016 года были проданы 32 пакета акций предприятий на 1,79 трлн руб.

Министр экономического развития Алексей Улюкаев, выступая в июле на коллегии Росимущества, говорил: «Из 977 акционерных обществ у нас приватизировано только 329, то есть одна треть, в том числе продано за деньги 210 обществ. 20% на сумму 15 млрд руб. — это ноль на самом деле».

В очереди за госактивами никто не стоит (исключение — немногие лакомые куски вроде АЛРОСА или «Башнефти»). В прошлом году почти 80% объявляемых торгов были признаны несостоявшимися в связи с отсутствием спроса.

«Ввиду характерной для 2015 года высокой волатильности финансовых рынков и повышения стоимости кредитных средств существенно сокращается инвестиционный спрос на приватизируемое имущество.

Так, доля состоявшихся торгов в 2015 году по всем способам продажи сократилась по сравнению с 2014 годом с 31% до 22%, то есть почти 80% объявляемых торгов признаются несостоявшимися в связи с отсутствием спроса», — рассказали в Росимуществе.

Несмотря на сбои в приватизации, в Минфине рассчитывают, что в этом году Резервный фонд полностью исчерпан не будет. Замминистра финансов Алексей Лавров заявил: «Однозначной увязки с тем, что нет приватизации и мы будем покрывать из Резервного фонда, нет. Возможны другие источники покрытия дефицита, в том числе внутренние заимствования».

На фоне приватизационных трудностей правительство попыталось в этом году увеличить размер дивидендов, выпустив постановление о том, чтобы направлять на выплаты акционерам 50% консолидированной чистой прибыли. Но большинство крупных госкомпаний добились для себя специальных условий, в итоге значительно уменьшив сумму выплат.

 Между тем дивиденды, в отличие от буксующей приватизации, — это реальный источник денег. В прошлом году, по данным Росимущества, в бюджет было перечислено 259,3 млрд руб. дивидендов по акциям, принадлежащим государству. Эта сумма сопоставима с предполагаемым доходом от продажи «Башнефти».

В этом году из-за падения цен на сырьевые товары дивидендов будет меньше, но сумма все равно ожидается весьма внушительная.

«С учетом всех сделанных для госкомпаний исключений в 2016 году мы все равно рассчитываем привлечь таким образом в бюджет почти 190 млрд руб., то есть уже на 50 млрд больше, чем планировалось ранее», — говорил замминистра финансов Алексей Моисеев в интервью «Российской газете».

Если бы постановление «о 50%» строго выполнялось, то только один «Газпром» принес бы казне около 197 млрд руб., ведь его чистая прибыль по МСФО составила за прошлый год 787,1 млрд руб., а доля государства в акционерном капитале газового концерна — 50% с небольшим.

Минфин предлагает больше не делать исключений и продлить действие постановления о дивидендах на следующие три года. Это принесет в бюджет дополнительно около 700 млрд руб.

А Минэкономразвития хочет, чтобы отдельные компании с госучастием выплатили в этом году еще и промежуточные дивиденды. В частности, речь идет о «Транснефти» и о сумме в 58,9 млрд руб. Правительству из нее может достаться примерно три четверти, доля государства в уставном капитале компании — 78,1%.

Обе инициативы пока зависли на стадии согласования. «Транснефть» категорически против, ее представители уже пригрозили снизить размер инвестпрограммы в случае выплаты промежуточных дивидендов. При этом МЭР готово поддержать продление решения по дивидендам на три года, но с оговорками.

 «Это неоднозначное решение. И в обычной ситуации, конечно, не стоило бы его поддерживать. Но вы знаете наши бюджетные перспективы, они очень сложные. И поэтому, наверное, еще на один год мы поддержим это предложение. Хотя еще раз нужно будет посмотреть инвестпрограммы компаний, потому что мы не можем допустить снижения», — говорил Алексей Улюкаев.

В Минэкономразвития «Газете.Ru» сообщили, что в целом министерство поддерживает проект распоряжения Минфина. Но при условии «представления им финансово-экономического обоснования целесообразности направления на выплату дивидендов суммы, которая не может быть меньше 50% чистой прибыли АО, учитывая анализ (оценку) влияния данного подхода на соответствующие программные документы акционерного общества (долгосрочные программы развития, инвестиционные программы)».

«Установление 50% на определенный период дополнительно прорабатывается», — сказал представитель ведомства.

На новостях о дивидендах растут акции компаний с госучастием. Так, в среду, 14 сентября, акции АЛРОСА прибавили 2,8%, «Башнефть» подорожала на 1,6%, «Роснефть» — на 0,9%.

«Несмотря на то что данные вопросы принимаются к обсуждению гораздо чаще, чем осуществляются на практике, инвесторы всегда реагируют на них с большим оптимизмом. Вероятно, участники рынка предполагают, что дефицит федерального бюджета в текущем году станет достаточно весомым катализатором реализации озвученных планов, и потому настроены оптимистично», — отмечает София Кирсанова, аналитик УК «Райффайзен Капитал».

 Но какое решение в итоге будет принято — неизвестно, ведь у «Транснефти», «Роснефти» и прочих гигантские лоббистские возможности. В то же время необходимо признать, что в условиях нестабильного рынка и отсутствия желающих участвовать в приватизации ставка на дивиденды в среднесрочной перспективе вполне оправданна. И речь можно вести не о трех годах, а о пяти и более.

Это, естественно, не отменяет необходимость продолжения приватизации, причем не столько крупных компаний, сколько средних и мелких предприятий, а также недвижимого имущества, принадлежащего государству.

Приватизация в российском контексте — это в большей степени не источник наполнения бюджета, а прежде всего мера структурной перестройки экономики и расширения доли частного сектора.

Об этом, в частности, говорил и Алексей Улюкаев: «Это [выплата дивидендов] совершенно не является никакой альтернативой приватизации, потому что приватизация — это фискальные действия, серьезная структурная и институциональная мера».

Поделитесь с друзьями: