Саудовская Аравия против США: мы только зрители в нефтяной войне

Саудовская Аравия против США: мы только зрители в нефтяной войне

25 августа 2015, 17:19
News
0
2 193

Крупные нефтедобывающие державы продолжают увеличивать производство «черного золота», хотя цены на сырье находятся на шестилетнем минимуме. Вы спросите: неужели они не понимают, что только усугубляют ситуацию? Скорее всего, они всё понимают, и у каждой есть свои собственные причины, чтобы продолжать рост. Но это не будет продолжаться вечно. Уже в следующем году кто-то из них споткнется — и скорее всего, это будут американские производители сланцевой нефти. Об этом пишет сегодня колумнист Bloomberg, Леонид Бершидский.

Цена WTI опустилась ниже 40 долларов за баррель. Североморская Brent торгуется ниже $45. Тем не менее, добыча в странах ОПЕК в июле выросла до 21,5 млн баррелей в день.

В Саудовской Аравии, Ираке и Венесуэле производство сейчас у годовых пиков. Россия, самый крупный на сегодняшний день, производитель нефти, увеличила добычу на 1,3% в годовом выражении в течение первого полугодия. Она качает 10,6 млн баррелей в день. Производство в США немного снизилось в последние недели и сейчас от июльского пика в 9,6 млн баррелей спустилось к 9,3 млн. Но оно по-прежнему значительно выше, чем год назад.

Простейшее объяснение этого феномена — в том, что производителям отчаянно нужны средства. Им нужно продавать больше, чтобы сохранить собственные доходы. Сейчас среди тройки ведущих производителей стран — России, Саудовской Аравии и США — этот простой аргумент лучше всего работает в России. В прошлом году, как только нефть поползла вниз, вслед за ней начал быстро дешеветь рубль. С тех пор российская валюта двигалась параллельно с нефтью. Окупаться должен каждый дополнительно проданный баррель, поэтому России сейчас нельзя сокращать производство. Однако в будущем, возможно, добыча пострадает, потому что крупные нефтяные компании вынуждены резко сократить инвестиции в разведку и бурение.

Власти Саудовской Аравии имеют другие резоны. Для них продажа большего количества нефти по низким ценам имеет не столько экономически-валютный смысл, сколько стратегический. Их первая атака на сланцевые проекты США оказалась неэффективной, поэтому они стремятся додавить своих заокеанских конкурентов. Саудовский Центробанк в своем последнем докладе говорил: «Становится очевидным, что производители за пределами ОПЕК отреагировали на падение цены не так, как ожидалось — по крайней мере, в долгосрочной перспективе». Основной эффект низких цен должен заключаться не в замедлении потока нефти из существующих скважин, а в сокращении инвестиций на бурение и развитие новых месторождений. Таким образом, низкие цены сегодня должны повлиять на добычу сырья завтра. Это требует от ОПЕК большего терпения и готовности поддерживать устойчивое производство до тех пор, пока спрос не догонит текущие уровни предложения.

Риск для Саудовской Аравии заключается в том, что ее власти недооценили сланцевые американские проекты. В прошлом году инвестиционные банки оценивали, что безубыточность для основных игроков американской нефтедобычи составляла более $60 за баррель. Но недавний анализ Bloomberg Industries предполагает, что эта оценка была неточной. К примеру, в округе Маккензи (Северная Дакота) цена безубыточности — около $29. Месторождениям в соседних штатах нужна лишь ненамного более высокая стоимость, чтобы выйти на самоокупаемость.

Аналитики недооценили способность производителей сократить расходы и применить новые технологии для повышения выхода с одной бурильной установки. Информационное энергетическое агентство США отчитывается о том, что добыча нефти с каждой установки в прошлом году значительно увеличилась, причем во всех нефтедобывающих регионах страны.

Впрочем, в ценовой войне никто ничего другого и не ожидал. Саудиты вряд ли надеялись на то, что их американские конкуренты сразу сдадутся. Кроме того, есть все основания полагать, что новые технологии и оптимизация расходов — не единственные причины поразительной «сланцевой устойчивости» США.

В июле, по крайней мере, 15% выручки половины из компаний, входящих в индекс нефтедобытчиков Bloomberg, происходило от деривативных контрактов, которые позволяли производителям зафиксировать цены. Хеджирование позволяло компаниям выходить на более высокую цену своих продуктов, нежели рыночная. Доля выручки, приходящаяся на деривативы, вероятно, увеличится в ближайшие два квартала, одновременно с дешевеющей нефтью.

Именно этот факт объясняет, почему американские компании до сих пор поддерживают высокий уровень производства, но большинство из них начнет выходить из игры уже к концу текущего года. Маловероятно, что все будет оставаться на прежних уровнях, потому что для сегодняшнего рынка корректировать будущие цены до 90 долларов за баррель благодаря производным инструментам будет для всех слишком дорогим удовольствием.

Ввиду этого американским нефтедобывающим компаниям будет очень сложно погасить свои долги, которые суммарно достигают $235 млрд. Новые кредиты будут менее доступны, и сланцевые бурильщики не смогут повторить свой подвиг первой половины 2015 года, когда они путем выпуска облигаций и допродажи акций умудрились привлечь $44 млрд. И даже если их уровень безубыточности действительно существенно ниже предыдущих оценок, низкие цены на сырую нефть сделают их бизнес непривлекательным для кредиторов и инвесторов.

Чтобы предсказать, кто выиграет в затянувшейся ценовой войне, стоит попытаться оценить арсеналы сторон. Саудовская Аравия пока выглядит очень неплохо: помимо $672 млрд международных резервов, саудиты до сих пор еще держат в рукаве неиспользованный козырь девальвации рияла. Многие предсказывали, что Саудовской Аравии и некоторым из ее соседок по Персидскому заливу придется ввести плавающий курс собственных валют, чтобы выплыть в новой реальности цен на нефть. Но у страны еще пока есть и другие неиспользованные ресурсы. Оцените: Саудовская Аравия до сих пор даже не собирает налоги на прибыль, продолжает выплачивать огромные энергетические субсидии (которые теоретически можно и сократить), а ее госдолг составляет всего 1,6% от ВВП, оставляя еще много возможностей для кредитования.

Король Салман вряд ли захочет бросить все эти резервы в ценовую войну со сланцевыми производителями США, однако о них нужно помнить.

Между тем, единственные способы защиты американских нефтедобытчиков — способность к инновациям и снижению затрат. Эти способности нельзя недооценивать (что уже доказано опытом первых полугодий 2015 года), но производство в США уже замедляет рост.

В таких обстоятельствах понятно, что саудиты не собираются признавать поражение и пойдут до конца. Они не были удовлетворены временным отскоком цен на нефть — например, тем, что произошел весной. Это привело только к тому, что в США просто снова увеличился выход продукции.

Цель Саудовской Аравии — нанести непоправимый урон и продемонстрировать инвесторам, что полагаться на сланцевые проекты — это непредсказуемый риск. Есть еще и угроза возвращения Ирана на мировой нефтяной рынок, которая, возможно, преувеличена. Однако пока она помогает Саудовской Аравии и играет вполне определенную краткосрочную роль в долгосрочной азартной игре.

Ситуация нестабильна. Есть и нефтяные экономики, которые не способны удерживать свои позиции в разгаре ценовой войны. К примеру, это Нигерия — там производство было в упадке еще с осени прошлого года. Резкое уменьшение добычи в таких странах может снова слегка поднять цены — и тем самым дать передышку американским производителям. Но до тех пор, пока кто-то не победит — сланцы США или саудовские монархи — остальные производители, даже такие крупные, как Россия, остаются всего лишь зрителями и не смогут извлечь выгоду из увеличения нефтяной выручки.

Поделитесь с друзьями: